Размер шрифта  А А А
Цвета сайта  Ц  Ц  Ц 

Телефон кассы театра:(4912) 45-15-58

en ru
Купить билеты

Смеяться нельзя грустить. «Моя любимая обезьянка»: Премьера в Рязанском театре драмы

(Анастасия Милованова/rest-portal.ru/08.04.2013)
Если животное умерло, нет смысла не говорить об этом... 
Ник Дарк «Мертвая обезьяна»
 


Театр Драмы представил новую работу режиссера Сергея Виноградова, знакомого рязанской публике по таким спектаклям, как «Сладкоголосая птица юности», «Алхимия любви» и «Опасные связи». Пьеса английского драматурга Ника Дарка «Мертвая обезьяна» редко ставится в нашей стране, не в последнюю очередь в силу своей «экстремальности». Недаром афиши предупреждают: категорически 18+. У взрослых, как известно, «все сложно». Скабрезный анекдот «муж-жена-обезьяна», на самом деле, вряд ли способный травмировать закаленного современными потоками информации человека, в этой истории выполняет роль своеобразной «неоновой вывески». Не заметить сложно, доверять опасно. Всякое табу, как полагается, не только защищает, но и проверяет человека. За высоким забором чужого дома, согласно классической традиции, хранятся предметы к надписям-вывескам имеющие очень отдаленное отношение: горы грязных глянцевых журналов, бутылка колы и пара скелетов. 

 

«Это ошеломительно! Это отвратительно!» — восклицает героиня. «Это стратегия!» — добавляем мы. Привлекать внимание гораздо удобнее, выйдя «из ряда вон». Вы и не заметите, как бытовая история превратиться в разговор о бытии, который, ясное дело, можно вести только со зрелыми людьми. Взрослые, правда, зависят от ярких красок и любимых игрушек не меньше детей, а потому начинать серьезные разговоры «с порога» никто не собирается. «За порогом» всего в избытке: яркая мебель, громкая музыка, плюшевые питомцы, соленые шутки, ролевые игры. Все это только «аперитив» перед «основным блюдом». Как скажет один из героев, «если хоронить обезьяну дорого, из нее делают ужин». А что делать с погибшей страстью, с ушедшей молодостью, с забытыми мечтами, с самой жизнью, наконец? Космический холод будет присутствовать на сцене с первых минут, но вполне оценить масштабы происходящего, скрытые поначалу за бесконечными «задушевными беседами» Хенка и Долорес Вандебек (Марина Мясникова и Александр Зайцев), в полной мере можно только ближе к финалу, когда надеяться, что комедия не превратится в трагедию станет действительно трудно, а не заметить красноречивых намеков на серьезность происходящего — невозможно. Объясняя суть своей работы, загадочный ветеринар (Анатолий Конопицкий), заставляющий одновременно вспомнить Эйса Вентуру и мелкого беса, преследовавшего Ивана Карамазова, широко раскинет руки: «...рождение, и смерть, и, — молниеносно сжав ладони — то, что между!» 

 

Мгновенное «между», как гласит буддийская притча, абсолютно в наших руках, но именно буддизм и не советует принимать атеисту Хенку лукавый доктор, рассуждая о похоронах. Религиозные вопросы, в любом случае, волнуют Вандебека в последнюю очередь. Он, будучи «в отличной форме», активно «исповедует» потребление во всех его видах (мяч — 35 долларов, похороны — 40, экзотические любовные утехи — 150, продажа Библий — 2 500 в неделю). Стены хлама растут вокруг него и Долорес неумолимо, но эта «среда обитания» практически не раздражает героев. Пол в доме покрыт глянцевыми журналами, поскольку, к ним, по меткому, выражению хозяйки «лучше прилипает» грязь. Свои чувства Хенк обсуждает с женой, сидя на мусорном бачке. Это, видимо, «привычная платформа» его рассуждений. Выпивает — с друзьями-мусорщиками («открыл глаза — ты на свалке»). Совсем рядом со «свалкой» — море, близкое и далекое одновременно, как и прошлое героев, как их былая нежность, воспоминания о которых неразрывно связаны с этой стихией. Кататься на серфе, кстати, в спектакле тоже будут, и уже одно это должно успокоить тех, кто боится натуралистичной современной драматургии: все, как и обещал, режиссер, в рамках театральности. Войти, однако, в одно и тоже море дважды нельзя. От юношеской удали и свободы остались одни амбиции, и если когда-то живая обезьянка сидела на плечах Хенка, то сейчас «зверь» бушует у него внутри. Завязавший со спортом Вандебек яростно мечтает покорить мир бизнеса, но даже в самых светлых грезах не может подняться выше бухгалтера, так же как не сможет насытиться самым «богатым» блюдом, отчего животному внутри Хенка все просторней, а зрителю все страшней. Долорес же в свою очередь мечтает о «новом» Хенке «без дерьма» в голове, но на деле так же беспомощна перед «грязными мыслями» мужа, как и перед грязной посудой в раковине: «Я претворяюсь, что мне нравится эта жизнь! Мы врем, врем, врем... и падаем все ниже...». 

 

Детям в этой семье предпочли экзотических животных, докторам («Мне не нужен психиатр!» — кричит Хенк Долорес, одетой в нечто среднее между ночной сорочкой и смирительной рубашкой) — сомнительного коновала, а искренности — короткий поводок. Любовь, в существовании которой зрителя убеждают флешбеки, неуклонно уступает место ярости, отчего игры героев быстро превращаются в схватки, лишенные как брезгливости, так и стратегии. «Я продам твою историю в Голливуд!» — заявляет муж. «Я буду там раньше!» — не уступает ему жена. Ни толщина кошелька, ни чистота пола уже не изменят «погоду в доме», поскольку бардак, как говорил булгаковский профессор, «не в клозетах, а в головах». Насколько хорошо организован порядок в голове режиссера и актеров можно судить по точности акцентов и многослойности сложного, нелинейного повествования, полного превращений, искажений, отражений. Каждая шутка намекает на правду, каждая правда провоцирует сомневаться. «Тот самый» монолог про обезьяну, например, Долорес произносит с таким выражением лица, что отличить фантазию от реальности решительно невозможно. Смыслы множатся и ускользают. Разум и чувства испытывают друг друга. И тут уже дело за зрительской головой. Кто-то увидит на ногах героини только пляжную обувь, а кто-то — намек на театральные котурны. Кто-то будет смотреть фривольный трагифарс, а кто-то — остросоциальную вещь о современном обществе. Кто-то услышит со сцены набор неприличных нелепостей, а кто-то — высоконравственную притчу о борьбе животного и духовного начала в каждом из нас. Безусловна, к сожалению, в этой истории только смерть. Кладбище, как замечает ветеринар, «славное, спокойное местечко». Смеяться нельзя грустить. Расставьте запятые сами! 

Увидеть спектакль можно 19 апреля. 

 
 
 
 
Анастасия Милованова

Календарь

Август2019
ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВC
   1
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
2
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
3
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
4
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
5
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
6
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
7
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
8
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
9
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
10
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
11
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
12
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
13
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
14

14 августа, 19:00 - ()

15

15 августа, 19:00 - ()

16
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
17
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
18
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
19
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
20
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
21
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
22
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
23
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
24
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
25
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
26
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
27
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
28
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
29
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
30
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
31
К сожалению, в этот день спектакли не запланированы
 

Опрос



Интересно ли Вам посещать фестивальные спектакли?
  • Да, постараюсь увидеть как можно больше
  • Возможно, что-нибудь посмотрю.
  • Нет, вряд ли там будет что-нибудь интересное
  • Интерес к культурной жизни